Город:
Москва
Город:
  • Москва
  • Волгоград
  • Рязань
  • Самара
  • Курск
  • Кострома
  • Пенза
  • Щелково
Кинотеатр:
Выберите кинотеатр...
Кинотеатр:
  • Пять звезд на Павелецкой
  • Ролан
  • Пять звезд на Новокузнецкой
  • Пять звезд-Бирюлево
Сервис покупки билетов Покупка билетов

Новости Эксклюзивное интервью с Оливье Дааном – режиссером фильма «Жизнь в розовом цвете»

11 июля 2007
RSS

В российский прокат выходит картина «Жизнь в розовом цвете» о жизни Эдит Пиаф. «Жизнь в розовом цвете» открывала Берлинский кинофестиваль этого года, российская премьера фильма проходила в рамках 29-го Московского МКФ. Лента получила несчетное количество хвалебных отзывов в мировой прессе. Главную роль в картине сыграла звезда фильмов Люка Бессонна и Тима Бертона, Марион Котийяр.

Ее партнерами по площадке стали Паскаль Грегори и Жерар Депардье.

О своем замысле, о работе над фильмом, о личности Эдит Пиаф в эксклюзивном интервью рассказывает создатель второй части знаменитых «Багровых рек», автор сценария и режиссер фильма «Жизнь в розовом цвете» Оливье Даан.

— Как вы воссоздавали образ Пиаф?

— Личность Пиаф несомненно можно назвать архетипом артиста. Как правило, когда артист предается саморазрушению, его искусство регрессирует. В этом смысле Пиаф — исключение. В то время, как ее тело становилось слабее, ее искусство устремлялось все выше и выше, становилось чище. Это случается очень редко. Что-то неподражаемое было в ее голосе, даже тогда, когда ей было очень плохо. Находясь в крайне тяжелом физическом состоянии, она стремилась петь и выступать, как никогда. Всю свою жизнь она не сдавалась.

Признаться, не верю в «вечно страдающего» артиста. Конечно, как и у любого другого человека, у Пиаф были счастливые времена. Из фильма зритель узнает, что счастливые мгновения были у нее даже тогда, когда, казалось бы, этого ожидать невозможно. Я не соглашусь с тем, что страдание — предпосылка величины таланта актера. Напротив, все устремления и труды человека направлены на преодоление несчастья. Во многих биографиях мало внимания уделяется детству артистов, хотя именно оно определяет дальнейшую судьбу человека. И ключ к пониманию личности, на мой взгляд, нужно искать в детстве. Особенно это касается детства Пиаф, о котором сама она редко рассказывала. Создавая это время, я опирался на исследования и факты, но вместе с тем доверял своей интуиции.

Например, я много думал о том, как снять сцену об одном из самых трагических событий в жизни Пиаф, когда она узнает, что любовь ее жизни — Марсель Сердан разбивается в автокатастрофе. Я представил себе эту сцену как квинтэссенцию ее жизни: она счастлива утром, сломлена ночью, но несмотря ни на что все равно выходит на сцену.

— Какие отношения у вас сложились с исполнительницей главной роли Марион Котийяр?

— Впервые у меня возникло такое полное взаимопонимание с актрисой. У Марион сложилось такое же восприятие Пиаф, как и у меня. Мы обогащали друг друга во время нашего общения.

— Чем эта картина стала для вас лично?

— Это фильм, который наибольшим образом приближается к выражению моей сущности. Для меня «Жизнь в розовом цвете» — лишь предлог, средство, чтобы раскрыть чувства, которые я могу выразить только в картинах или звуке. Ведь я не учился киношколе, по образованию я художник. Поэтому и к фильму я  старался подходить как художник, но не столько в смысле визуального ряда, а в смысле творческого процесса. Уже многие годы я стремлюсь к простоте, стараюсь как можно глубже заглянуть в себя. Да, «Жизнь в розовом цвете» рассказывает о Пиаф, это дань ее памяти, но в то же самое время для меня этот фильм очень автобиографичен, как бы странно это ни показалось. Если бы мою жизнь превратили в фильм, он не стал бы более правдивым, чем этот. У Пиаф была вера, которую я все еще ищу. Мне не хватает внутреннего голоса, который вел бы меня по жизни. Если, конечно, это не интуиция…

Вернуться к перечню новостей