Город:
Москва
Город:
  • Москва
  • Волгоград
  • Рязань
  • Самара
  • Курск
  • Кострома
  • Щелково
Кинотеатр:
Выберите кинотеатр...
Кинотеатр:
  • Пять звезд на Павелецкой
  • Ролан
  • Пять звезд на Новокузнецкой
Сервис покупки билетов Покупка билетов

Журнал «Ролан» Арман Ерицян и его позитив

Среди отечественных документальных картин последнего десятилетия многие называют лучшей работу Армана Ерицяна «Под открытым небом», получившую множество призов и не раз показанную по телевидению. Однако, сняв еще один, тоже тепло принятый, фильм «Привет, Феллини», Арман Ерицян из России уехал. Два года назад его фильм «Последний канатоходец Армении» участвовал в российских фестивалях, его показали в кинотеатре «Пять звезд», но сам Ерицян остался в Армении. Теперь его картина «Россия. Позитив» получила приз юбилейного XX фестиваля российского кино «Окно в Европу» в Выборге, а сам Ерицян приехал на петербуржский МКФ «Послание к человеку». Там с ним и встретился кинокритик Сергей Сычев, чтобы понять, куда же исчез известный документалист.

— Большим сюрпризом было увидеть в Выборге вашу картину «Россия. Позитив». Она была совершенно непохожа на то, что вы делали прежде.
— Я работаю в очень разных сферах, в основном я делаю документальное кино. Но я уже давно занимаюсь короткими, 40-секундными социальными роликами. В фильме «Россия. Позитив» было объединено как раз 46 таких роликов о том, чем Россия может гордиться. Продюсером этого фильма был Ашот Джазоян, и снимали ролики мы вместе.

— У вас вышло подряд несколько ярких картин, а затем куда исчез режиссер, которого так активно награждали, который так громко начал?
— Студия Bars Media предложила мне большой проект и хорошие условия. И там же я сейчас, кстати, заканчиваю фильм про группу стариков, которые занимаются танцами. Мне кажется, это будет мой лучший фильм. А четыре года назад они меня пригласили поработать над идеей «Канатаходца». В это время у компании «Фишка-фильм» не было никаких конкретных предложений, и ждать я не стал. И Армения, ко всему прочему, моя родина. Но я всегда говорил и хочу сказать сейчас, что Ира Васильева и Александр Радов из «Фишки» — они для меня как мама и папа. Того доверия, которое они мне оказали совершенно бескорыстно, мне никто никогда больше не оказывал. Такими же открытыми были и мои фильмы.

— «Последний канатаходец Армении» был произведен без всякого участия России…
— Да, и собрал очень много призов, больше десяти. Bars Media находится в Армении. «Канатаходец» сделан совместно с одним японским телеканалом, с «Арте» (Франция), американским ITVS — плюс еще пара компаний подключилась.

— Получается, был режиссер, который делал блестящие фильмы, и, хотя снимались они не в России, они все-таки принадлежали российскому кинематографу. А теперь вы полностью работаете на Армению и Европу.
— Я работаю там, куда меня приглашают, где мне дают возможность что-то делать. Иначе и быть не может. Если я приеду в Россию и буду сидеть в Москве без работы — это слишком дорогое удовольствие. Но снятых в России роликов у нас уже 60 с чем-то штук, и сейчас мы снимаем еще 30 штук. Правда, сейчас мы с Ашотом Джазояном собираемся, если получится, перейти на игровое кино, и тогда я снова приеду в Россию. Но пока я не хочу говорить о своих планах и будущих фильмах.

— Ролики — это коммерческая работа или для души? — И коммерческая, и творческая, потому что это очень хорошие, солидные ролики, это не реклама подгузников или жвачки. Это реклама страны, которую я очень люблю. Но поймите, я не уехал из России, и никогда отсюда не уеду, я люблю и уважаю эту страну, очень люблю своих бывших продюсеров и держу контакт с ними, часто звоню, мы общаемся. Это связано c продакшеном, есть заказы — я делаю эти фильмы. Это работа. А фильмы, которые я делаю в Bars Media, показывают по всему миру.

— А что еще было, кроме «Канатаходца»?
—Вышла короткометражка «Любовь на продажу», которая был сделана совместно с литовским проектом YoungbyYoung. Там молодые режиссеры снимали альманах про молодежь. Сюжет такой: два брата-художника рисуют карикатуры в Армении и продают их. Веселые такие ребята, летают с парапланом. Это не гениальная картина, но по своему формату она каналу «Арте» понравилась, они были рады и счастливы, я тоже. Еще я снял фильм Donkeymentary, который привез сюда.

— Странное название…
— Это игра слов, «документари» — буквы меняешь, и получается Donkeymentary. Donkey — значит «осел». Это про остров, где 6 тысяч ослов, 15 тысяч человек и всего 2 машины, и это в Африке. 87 дней я там жил, среди этих ослов. Это был заказ National Geografic, который непосредственно связан с каналом «Арте». Всегда нужно много партнеров, чтобы начать снимать фильм. И вот все продюсеры занимаются тем, что ездят на питчинги, уговаривают принять участие в фильме. А я этим не занимаюсь, ненавижу питчинги. Это потеря времени, ты теряешь самые дорогие годы, когда ты можешь что-то сделать, на одну картину ты обычно теряешь два-три года. А если деньги есть, режиссер может снимать фильмы каждый год.

— Фильм получился форматным, как требует National Geografic, или удалось сделать его немного авторским?
— Он немножко форматный, это не самый лучший мой фильм, я не очень люблю эту картину.

— О чем вы будете говорить на мастер-классе?
— Думал я говорить о своих неудачных фильмах. Такая работа над ошибками. Неудачи режиссера — во время съемок, работы с оператором, продюсером, во время монтажа. Где режиссер неполноценен, в чем проблема, почему это так получается. Когда ты уверен, что все делаешь правильно и фильм будет хороший, а вот: опс! — и не получается. А у меня такие случаи были, и не один и не два. Об этом я буду говорить. Долгий разговор будет.

Журнал «Ролан» № 9 ноябрь 2012

Вернуться к перечню статей | Все номера