Город:
Москва
Город:
  • Москва
  • Волгоград
  • Рязань
  • Самара
  • Курск
  • Кострома
  • Щелково
Кинотеатр:
Выберите кинотеатр...
Кинотеатр:
  • Пять звезд на Павелецкой
  • Ролан
  • Пять звезд на Новокузнецкой
Сервис покупки билетов Покупка билетов

Журнал «Ролан» Кино про идеальных людей

Светлана Проскурина — мастер интеллектуальной драмы, режиссер с мировым именем, в каждом ее фильме поднимаются глубокие темы осмысления бытия и изучения, воспитания душевных чувств. Ее фильмы — «Случайный вальс», «Отражение в зеркале», «Удаленный доступ», «Лучшее время года» — неоднократно становились участниками и лауреатами самых престижных европейских фестивалей. Последний фильм Светланы Проскуриной «Перемирие» стал обладателем главного приза 21-го кинофестиваля «Кинотавр» в 2010 году. Сейчас режиссер завершает работу над новой картиной «До свидания мама». В рамках программы «Представление незавершенных проектов» XXI фестиваля «Окно в Европу» в Выборге режиссер Светлана Проскурина, продюсер Сабина Еремеева и актриса Александра Ребенок представили картину, в которой снова поднимается проблема подлинности любви и человеческого достоинства...

Светлана Проскурина:
— ...Началось все с того, что как-то ночью продюсер Сабина Еремеева приехала ко мне обсудить тему нового фильма. В тот момент у меня в голове звучала цитата из речи Бродского по поводу того, что каждому из нас, как бы он ни был отважен и осторожен в жизни, обязательно предстоит встреча со злом. И в этой ситуации, в сущности, ничто нас не защитит. Только одна вещь. В такой момент важно точно знать слова: «...кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся». И тогда зло перестанет «быть», перейдет из категории социальной и этической в категорию метафизическую. И будет шанс не так пострадать, устоять, не умереть, не исчезнуть. Возможно будет защититься собственным духом, тем, как он начнет пробуждаться внутри. Я думала: как важно и интересно будет сделать картину про идеальных людей. Людей, которые любят, у которых удалась семья, есть чудный ребенок. Они очень прихотливы в отношениях, изящны, ведут изощренный быт, они очень близки. Внутри них существует какой-то чрезвычайно гармоничный мир. И даже такой мир не защищен от того, что мы, к примеру, можем найти в античных трагедиях. Федра не хотела любви к Ипполиту, это известно. Но существует что-то помимо нашей воли. Мы сталкиваемся с этим лоб в лоб. И мы с Сабиной стали рассуждать о том, что происходит, когда ты семижды семь раз должен простить. Не семь, а семижды семь, как мы знаем. Что происходит, когда ты подставляешь свою щеку и раз, и два, и три. Твоя щека отекает, кожа слезает... Что должен чувствовать ребенок, у которого идеальные родители? Они не спорят из-за него на предмет алиментов, они говорят друг другу: «Ты лучше будь с ним». — «Нет, пусть лучше он будет с тобой». Что же в этот момент происходит с ребенком? Что он чувствует? А он говорит всегда только одну реплику: «Я хочу жить с мамой и папой...» Как мы выходим из этих, для всех нас понятных ситуаций? С какой мерой омертвения мы остаемся, встретившись со злом? Ведь оно всегда подхватывает нашу слабость, находит что-то у нас внутри. Именно это теоретическое рассуждение послужило предметом разговора в начале работы с Василием Сигаревым, режиссером, который писал для нас сценарий. Мы два года «барахтаемся» в этом проекте, чтобы разговаривать про это. Но масса вещей еще не сформулирована, несмотря на то что многое уже на руках, смонтировано. Мы с материалом еще в отношениях, поэтому какие-то смыслы продолжают проявляться и многие еще проявятся. За два года происходило многое.

— Расскажите об актерах.
Светлана Проскурина:
— Перед вами сидит актриса Александра Ребенок, я не исключаю, что многие из вас ее знают. Я довольно притязательна к выбору актеров. Я смотрю все курсы, хожу на все их спектакли, хожу в театры. Для меня Саша — открытие в этой картине. До этого я ее не видела ни в одной работе. Когда она вошла, я поняла: это моя героиня. Саша за все время работы не подвела меня ни на секунду: всегда фантастическая готовность верить, работать, быть профессионально собранной, быть абсолютно отважной, свободной, быть очень зыбкой, слышать партнера и, пока ты на съемках, ничем больше не заниматься, в буквальном смысле этого слова. Мы погрузились в очень мощный процесс. Актеров было мало, но все были сродни этой ситуации. У нас было два актера из театра Някрошюса. Это — счастье. Когда ты получаешь актера, у которого другой психофизический, метафизический, сакральный уровень погруженности в материал, — это чудо. У нас была замечательная группа. Я всех их люблю. В этот процесс создания они вложили не меньше меня. Это была колоссальная помощь — и эмоциональная, и профессиональная, и человеческая. Александра Ребенок:
— Я не видела картину целиком. Но могу сказать, что я как актриса была абсолютно счастлива поработать со Светланой Николаевной. Мы познакомились за пять дней до начала съемок. Картина «До свидания мама» — мой первый полный метр. Мне выпал шанс попытаться прикоснуться, как говорит Светлана, к «воздУхам» — это особое ощущение, незыблемое и неосязаемое. Когда ты разговариваешь на общие темы и в этот момент переходишь на какой-то иной уровень. Ведь в жизни количество сюжетов невелико. Важна сама попытка сегодня, в 2013 году, поговорить на эту тему, чтобы найти здесь еще что-то, сказать об этом как-то по-иному. Темы же понятны и не новы. Я получила огромный опыт. Мне было не очень легко, даже сложно, особенно вначале.

— Скажите, как вы нашли Сигарева? Или он вас нашел? Сценарий был написан специально для вас или у него что-то лежало в шкафу?
Светлана Проскурина:
— Мне очень нравятся обе его картины. Более того, мы с Сабиной прочли все, что он написал еще со школы. Ну, мы системные люди, серьезно ко всему подходим. Помню, так же было с Вырыпаевым. У Васи я была потрясена энергией его синтаксиса, могучей новой волей и тем, как он обращается со словом. Что касается сюжета и персонажей, то я уже пережила эту стихию. «Милость к падшим» — про это я сделала довольно много работ. Хотя сердце мое по-прежнему сжимается. Когда я еду в деревню, а там стоят маленькие домики и бабки сидят на лавках, сердце мое сжимается. Потому что я понимаю, что для каждого русского — это не пустой звук. Про это можно говорить бесконечно. Каждый понимает, что стоит за этой женщиной, с «чем» она сидит на этой лавке. Но я утолилась. Поэтому больше про этот слой людей не хотела бы снимать. И тут свершилась изумительная подробность: Вася согласился работать с нами в другом социальном пространстве. Он был удивительно внимателен, отчаянно дружественен. Он дал мне какой-то изумительный толчок именно синтаксиса. Неописуемо то, «как» он это рассказал. Например, отец, обращаясь к сыну, все время повторяет его имя. Говорит не просто: «Сережа, хочешь есть?» А произносит «Сережа, Сереж, ты хочешь есть? Сережа, Сережа, подойди сюда, Сереж». То есть его связь с этим мальчиком за счет этого слова не прекращается. И это, помимо имени собственного, превращается во что-то иное. Весь сценарий представляет собой изумительные синтаксические подробности языка, которые держали меня «на плаву» все это время. На съемках сложно всегда, даже в идеальных условиях. С Васей не было ни одной проблемы. Ни художественной, ни товарищеской. Все было гармонично и изумительно. Поэтому и я, и Сабина ему бесконечно благодарны. Надеюсь, он будет продолжать поражать нас тем, как он работает.

— А сценарий написан на основе какой-то пьесы?
Светлана Проскурина:
— Да. В Москве, в нескольких театрах, идет его пьеса «Каренин». Я прочла пьесу, но мне хотелось, чтобы Вася перешел в другое социальное пространство. Поэтому Васей была сделана адаптация пьесы в современную историю с какими-то нашими настойчивыми пожеланиями. Я бы так сказала.
— Кажется, в фильме очень интересная операторская работа Рейна Котова...
Светлана Проскурина:
— Вы знаете, что на многих проектах мы работали с замечательным оператором Олегом Лукичевым. Олег — моя счастливая находка. Он — дарованные мне глаза. Но в этом проекте из-за каких-то ничтожных подробностей, графиков и прочего мы не смогли работать с Олегом. Он посоветовал нам Рейна Котова, инициировал эту историю взаимного творчества. И ни он не ошибся, ни мы. Все задачи нам удалось выполнить блестяще.
Сабина Еремеева:
— Мне почти нечего добавить. Рейн Котов — замечательный оператор. Мы работали в Таллине, и нам удалось сотрудничать с лучшим эстонским оператором. Это здорово. Ирина Рубанова, критик:
— В сегодняшнем кинематографе удручает проблема актерского состояния. Есть масса симпатичных, техничных... но растворенных в пустоте актеров. Текст произносится, но абсолютно исчезает в пространстве без остатка. И режиссура, и сценарий, и актеры почему-то разрабатывают самый поверхностный слой своих возможностей. Перед ними не ставится задача работать выше. Правильнее даже сказать — ниже, в глубине. Актеры не вводят в действие весь свой резерв. Не могут. Или у них этого не просят. В том отрывке, который вы показали, есть то, что перечеркивает мои слова. Для актера — простая задача. Героине звонит человек. Девушка переживает, но не очень, потому что разговор не первый. Но Саша прекрасно играет. Героиня буквально раздавлена, ее нет. У нее обмякло тело, выцвело лицо. Это чудо, которое могут сотворить или большие актеры, или большие режиссеры. Это твой секрет, Света? Или актеров?
Сабина Еремеева:
— Я отвечу на ваш вопрос. Когда мы со Светланой делали первую картину «Перемирие», я периодически посещала съемки. Я редко бываю на съемках, потому что присутствие продюсера там не нужно. Но мне было важно посмотреть, как Проскурина работает с актерами. На «Перемирии» я впервые увидела ее особый способ общения и разговора с актерами. Она разговаривает с ними только напрямую, без экрана, она не сидит перед монитором. Связь здесь только личная, индивидуальная. Светлана очень долго и тщательно выбирает людей, с которыми будет работать. Это — режиссерское кино. Но это невозможно без сильных актеров. У нас снимался потрясающий Алексей Вертков. Актеры из театра Някрошюса — лучшие. То, что они делают, — поражает. Хочется верить, что в дальнейшем они правильно распорядятся своим даром и талантом. В киношных кругах ходит легенда о том, что если хотите получить ни с чем не сравнимый опыт, просто придите на пробы и кастинг к Светлане Проскуриной. Потому что Светлана непримирима, открыта и местами жестка. В первую очередь к себе. Потом уже и к окружающим людям, с которыми она будет работать. Это вызывает чувство восхищения.

Журнал «Ролан» № 8 октябрь 2013 Автор: Диана Сагателян

Вернуться к перечню статей | Все номера