Город:
Москва
Город:
  • Москва
  • Волгоград
  • Рязань
  • Самара
  • Курск
  • Кострома
  • Щелково
Кинотеатр:
Выберите кинотеатр...
Кинотеатр:
  • Пять звезд на Павелецкой
  • Ролан
  • Пять звезд на Новокузнецкой
Сервис покупки билетов Покупка билетов

Журнал «Ролан» Деливеранс от нелюбви

Кинотеатр «Пять звезд — Новокузнецкая» представляет фильмы из конкурсной программы XXI Фестиваля российского кино «Окно в Европу», прошедшего в Выборге. В ноябре на экране картина совсем молодого режиссера Сергея Кузнецова, обладателя специального приза жюри «За лучший дебют», — «Деливеранс». Deliverance в переводе с английского — избавление, освобождение, спасение. От чего спасает режиссер своего потерявшего себя героя, проводя его через коридоры смерти и воспоминания о первой детской любви? Ото лжи, от фальши, от фантомов, которыми мы часто подменяем настоящую жизнь, подлинных себя? «Мой фильм — драма о поисках счастья», — говорит о своей картине режиссер. А ведь самое большое счастье — обрести самого себя.

Предлагаем вашему вниманию фрагменты из пресс-конференции по фильму «Деливеранс», которая состоялась в Выборге в августе этого года. На вопросы журналистов отвечает режиссер Сергей Кузнецов.

— Как родилась ваша картина?
— Картина возникла от дискомфортного ощущения жизни, потому что вещи, которые происходят в реальности, не укладываются в ценности, привитые родителями. Это не умничанье и не желание показаться оригинальным, а осмысленный художественный ход. А завязка, когда молодой человек просыпается в морге, — реальная история из жизни моего знакомого, он сам мне ее рассказал. То событие оставило в его жизни неизгладимый след, он так до конца и не смог оправиться после этого. Эта история не отпускала меня. Я подумал: раз она меня столько лет держит, значит надо за нее взяться.

— Как вы прорабатывали отношения с оператором по поводу концепции фильма?
— К счастью, мы с Димой Раковым уже десять лет работаем вместе, мы познакомились во ВГИКе, на первом курсе. Проходили через разные стадии отношений, были и конфликты, и недопонимание. Теперь мы понимаем друг друга практически без слов. Сценарий предопределил визуальное художественное воплощение. Мы старались современность показывать общими планами, поскольку наш персонаж находится в статике и только пытается начать движение. А детство мы пытались сделать ассоциативно. Мой дедушка, например, всегда занимался киносъемками. Когда я просматривал старинные кинопленки, у меня и возникла идея, как это сделать. В подростковом периоде я камеру вообще никогда не выпускал из рук. Как мне сказала одна девушка, в которую я был влюблен: «Сережа, надо быть иногда просто человеком, а не человеком с видеокамерой».

— Вам не кажется, что вы испортили гениальную любовную картину, поместив ее в маргинальные рамки?
— Простите, что я испортил гениальную картину, но я не считаю нужным ничего менять. Это история о любви и о тотальной нелюбви. Когда я писал сценарий, то находился в состоянии тотальной нелюбви к себе, к миру. Название картины стало волшебным для меня, потому что благодаря ей я излечился от болезненной части меня — того человека, который лежит в морге.

— У вас такой причудливый склад ума... Как вы планируете делать вторую картину?
— Да, мы такие «маньяки», нам надо, чтобы и любовь, и жизнь, и смерть, и все это сразу было снято на камеру. «На миру и смерть красна». По поводу второй картины: это будет документальная сказка, жанр возник сам собой. Рабочее название «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Просто недавно я проехал по стране автостопом, пролетел, как перышко на ветру. И я увидел, что у нас действительно сказочная страна: есть упыри и вурдалаки, а есть Иваны-царевичи и богатыри...

Журнал «Ролан» № 8 октябрь 2013

Вернуться к перечню статей | Все номера