Город:
Москва
Город:
  • Москва
  • Волгоград
  • Рязань
  • Самара
  • Курск
  • Кострома
  • Щелково
Кинотеатр:
Выберите кинотеатр...
Кинотеатр:
  • Пять звезд на Павелецкой
  • Ролан
  • Пять звезд на Новокузнецкой
Сервис покупки билетов Покупка билетов

Журнал «Ролан» Шахта: диалог о семье

Отец и сын. Отношения между этими архетипическими образами лежат в основе мироздания. Эта мощная, таинственная связь от века становилась основой легенд, мифов, произведений искусства. Фильм «Шахта» режиссера Нурбека Эгена («Калачи», «Сундук предков») — еще одна попытка разговора, диалога о том, какие невидимые связи соединяют отцов и сыновей. Что это за сила любви, которая притягивает родных людей друг к другу, когда их разделяют тысячи километров: сын живет в заброшенном шахтерском поселке, а отец, стремясь вырваться из уз горя и нищеты, едет попытать счастья на ринге за океан...

Предлагаем вашему вниманию беседу с режиссером фильма Нурбеком Эгеном, которая состоялась в рамках фестиваля «Окно в Европу».

— Как возник замысел этой картины? Какие мысли натолкнули вас и автора сценария Олега Тимошишина на создание «Шахты»?
— В 2008 году, когда был кризис, я поехал учиться в Америку, полгода изучал американскую систему кинопроцесса. Очень скучал по дому и по сыну. Однажды прочитал маленькую заметку в интернете, буквально сюжет «Шахты». Рассказал по скайпу Олегу Тимошишину, Олег за две недели написал сценарий. Он был настолько литературный и туманный, что все влюблялись в него. А я не понимал почему. Получалась какая-то совсем поэтичная история.
Работая над фильмом, я думал о разобщенности общества и о ценности семьи. «Шахта» — это своего рода диалог о семье, обществе сегодняшнего дня. Спасибо телеканалу «Культура», который выделил деньги, чтобы я и моя съемочная группа смогли донести миру эти мысли. На самом деле, главный вопрос, который задает этот фильм, отнюдь не плавает на поверхности. Он непростой, нужно вникнуть в «Шахту», чтобы его понять.
— Как и где проходили съемки?
— Съемки проходили непросто. Мне кажется, что создавать авторское кино вообще трудно в плане финансов. Во-вторых, это было организационно сложно: мы снимали в Америке, снимали под Питером, снимали в Туле, в Москве. В общей сложности мы сделали это кино за 28 дней. Вообще, это были очень приятные, яркие двадцать восемь дней. Когда мы приступили к работе, возникли очень большие трудности со съемками. Проблемы были на стадии постпродакшен. Первая сборка составляла 2 часа 10 минут.
— Расскажите о ваших актерах. Главную роль исполняет 10-летний мальчик...
— Да, Никите Осадчему 10 лет, и он никогда до этого не снимался. Никита отлично подошел на эту роль, ведь в свои десять лет герой похож как минимум на 15-летнего. Он очень смышленый, очень тонко чувствует среду. С Сергеем Шнуровым, Викторией Романенко и Виталием Кищенко я работаю уже не в первый раз. Мы с Олегом Тимошишиным думали именно о них, когда писали сценарий. Надо сказать, у нас сплоченная команда. То, что мы делаем, — результат сыгранности и постоянного диалога между мной и оператором Дмитрием Ермаковым, художником Денисом Исаевым и автором сценария Олегом Тимошишиным.
— Расскажите о русской мафии, которая протянула щупальца от Лос-Анджелеса до далекого российского поселка...
— Это очень важный вопрос, этот вопрос часто задают. И еще спрашивают, умер ли мальчик. А в Америке задают вопрос: почему нигде не написано, что эта шахта закрыта? Что касается вашего вопроса, я думаю, что это легко. Если захотеть, то не только в Россию, можно куда угодно дотянуться.
— Работая над образом отца главного героя, вы не думали о Косте Цзю?
— На самом деле Костя Цзю начинал репетировать, он уже собирался брать уроки актерского мастерства. Я даже встречался с ним два раза, но в последний момент я передумал. Так бывает.
— Это кино вы снимали для зрителя или это все-таки такой фестивальный формат?
— Я никогда не говорил, что снимаю кино для зрителей или для критиков. Сначала ты подаешь заявку продюсеру, он говорит, интересно это или нет. Сценарий написан, готовишься к съемкам. Планируешь 40 съемочных дней, а продюсер говорит, что будет 25. Ты начинаешь входить в эти рамки и терять что-то. Да, бывает, я снимаю фильмы, которые называются продюсерскими. Но в случае «Шахты» мне никто не диктовал условия. За те деньги, которые мы получили от государства, я сделал то, что я хотел, это некий диалог, который я хотел бы вести со зрителем.

Журнал «Ролан» № 7 сентябрь 2013

Вернуться к перечню статей | Все номера