Город:
Москва
Город:
  • Москва
  • Волгоград
  • Рязань
  • Самара
  • Курск
  • Кострома
  • Щелково
Кинотеатр:
Выберите кинотеатр...
Кинотеатр:
  • Пять звезд на Павелецкой
  • Пять звезд на Новокузнецкой
Сервис покупки билетов Покупка билетов Подарочный сертификат Подарочный сертификат

Журнал «Ролан» Главарь той самой Банды

Продюсер обычно остается за кадром удачного фильма. А то, что «Соловей-Разбойник» (производство студий «ДК», «Ортодокс») будет иметь успех, подтвердила «Золотая ладья», которую фильм получил в августе на юбилейном XX фестивале российского кино «Окно в Европу», заняв первое место в неподкупном зрительском голосовании «Выборгский счет». Справедливости ради мы решили вывести из тени одного из активных участников съемочного процесса. Тем более что этот фильм снимался настоящей командой. Даже скорее — бандой!

На вопросы «Ролана» отвечает генеральный продюсер фильма Любовь Калинская.

— Как родилась идея проекта?
— Идея родилась еще в позапрошлом году. Мы планировали запускать производство фильма совместно с Sony Pictures. Но поскольку в тот момент Иван Охлобыстин не мог сниматься в силу своего графика, мы провели другой кастинг для данного проекта. И, несмотря на талант других исполнителей, нам стало абсолютно очевидно, что Соловей-разбойник — это только он, Иван Охлобыстин! А когда все сложилось и с графиком Ивана, и с финансированием, прозвучало долгожданное «Мотор!». Поражает, что многие вещи, описанные в сценарии Иваном несколько лет назад, актуальны именно сегодня и сейчас. Видимо, это и есть прозорливость гения. (Смеется).

— Как встретились сценарий Ивана Охлобыстина и режиссер Егор Баранов?
— С Егором Барановым мы отработали его дебютную картину «Самоубийцы», и лично для меня никогда не было другой кандидатуры, кроме Егора. Ведь не зря Сергей Александрович Соловьев, услышав, что мы ищем режиссера для съемок фильма по сценарию Ивана Охлобыстина, посоветовал пригласить одного из своих талантливых учеников — Егора Баранова. Рекомендацию он сопроводил словами «Егор — это почти Иван Охлобыстин, только в режиссуре». У Егора и Ивана есть те черты, что позволили им «совпасть» в данном проекте и услышать друг друга: талант, точное знание и понимание того, что делаешь, смелость, невероятная трудоспособность и полная самоотдача профессии.

— На ваш взгляд, в чем основная идея фильма?
— Рассказывать о фильме «Соловей-Разбойник» несложно, но лучше его смотреть. Смотреть одному или в компании, способной воспринимать «тонкое глумление» над существующими порядками и привычными устоями, беспощадность и юмор во всем. То, о чем мы втайне мечтаем, банда Соловья — делает. И люди Соловья трубят в рупор о том, что мы боимся сказать. Поэтому на их сторону готовы перейти все, в ком еще живы совесть, жажда жизни и мечта о будущем.

— Расскажите о кастинге. Как сошлись в одном проекте такие разные исполнители: Иван Охлобыстин, Оксана Фандера, Сергей Бадюк, Игорь Жижикин, Евгений Стычкин, Мария Голубкина?
— Кастинг фильма можно считать своеобразным приключением. То, что Иван — Соловей-разбойник, мы поняли давно, но собрать «банду» оказалось не так просто. Нужны были не всем известные супермедийные лица, которых иногда приглашают только ради имен на афишах. Нам нужны были актеры, которые проникнутся идее сценария, полюбят его и будут работать не ради гонораров, а ради самого проекта и во имя него. Именно такими и оказались Евгений Стычкин, Оксана Фандера, Сергей Бадюк, Игорь Жижикин, Маша Голубкина. Наверное, сложней всего было с Примой — подельницей Соловья. С одной стороны, она по сценарию оперная певица, а значит, тонко, через музыку великих композиторов, воспринимает жизнь, с другой стороны, она «компаньонка» Соловья, лихо справляющаяся даже с базукой. Именно такой актрисой мы видели Оксану Фандеру. В общем, нам удалось найти настоящих профессионалов, которые имеют вкус при выборе проектов и не тиражируют себя направо и налево ради киноэкрана или телевидения, за что всем нашим актерам низкий поклон.

— проходили съемки?
— Весь съемочный процесс проходил под Костромой. Очень важно было найти воинскую часть, где на фоне красивых ландшафтов, на большом поле мы смогли бы развернуть свои «боевые» действия. Но при этом локация должна была быть не очень далеко от Москвы. Нам нужны были монастырь и нестандартные сооружения. В этом смысле Костромская область — идеальное место для съемок.

— Как в смете фильма обозначалась строка «Вот это все мы „грохнем” во время съемок»?
— Для того чтобы «грохнуть», нужно было все отстроить. Стройки было много. Так что в смете изначально была строка «строительство декораций». С этой задачей великолепно справились художник-постановщик Игорь Коцарев и его ассистент Алексей Гаврютин, чья самоотверженность и золотые руки достойны Голливуда. Например, построить ресторан в пустом цехе завода за пять дней — это искусство. Безусловно, жаль все это было громить. Но то, что получилось на экране, того стоило.

— Кто в фильме был постановщиком драк и «разборок»? Это сделано виртуозно!
— Постановщиком трюков был Антон Смекалкин, руководитель Ассоциации каскадеров России. А идеи «разборок» принадлежат в основном режиссеру Егору Баранову, нашему Тарантино. Съемочная группа была настолько сплочена, что каждый внес свою лепту. Потрясающая команда каскадеров! Но и актеры наши были так пластичны и хорошо подготовлены, что сами выполняли значительное количество трюковых сцен. Надеюсь, наш совместный труд подарит зрителям незабываемые по зрелищности впечатления.

— Какие кадры стояли у вас перед глазами накануне съемок финального боя?
— У нас не было задачи скопировать тот или иной бой, который уже является классикой. Как, например, бой из фильма «300 спартанцев». Но ближе всего по нереальности происходящего и зрелищности к нашему проекту подходит Kill Bill Тарантино. Например, сцена «Нападение Невесты на крепость «Дом голубых листьев».

— Расскажите о саундтреке фильма.
— Музыкальным продюсером фильма стал Олег Нестеров, лидер группы «Мегаполис». Изначально режиссер предложил некий «референс» музыкального ряда, но затем мы совместно подбирали каждую композицию. В основном музыка специально написана молодыми талантливыми композиторами Павлом Маклаем и Петром Братерским. Для анимационной вставки композицию написал Владимир Сайко, и большая часть саундтрека фильма создана талантливыми музыкантами группы «Мегаполис». Егор Баранов, кроме прочего, отыскал в Москве настоящую мексиканскую группу, что придало фильму то обаяние вестерна, которого мы и добивались. А готовые композиции, которые мы приобрели, — это несколько песен группы «Маркшейдер Кунст», группы My Sister's Band и живого классика БГ — Бориса Гребенщикова. Финальная же песня Алексея Паперного «Соловей» оказалась «вишенкой на торте».

— Что для вас как для продюсера было самым сложным и самым радостным в работе над этим проектом?
— Сложности для российских продюсеров, не входящих в элиту и не получающих господдержки, почти всегда связаны с финансами. Но изначально в проект поверила и поддержала кинокомпания «ДК», а затем все шло практически на грани чуда. (Смеется). Несмотря на все трудности, бессонные ночи и круглосуточную жизнь с проектом, ощущение радости нас не покидало. Но самым важным завершением данной работы, безусловно, будет оценка зрителей. Надеюсь, что я как генеральный продюсер, увидев результаты кинопроката, смогу сказать словами нашего героя Соловья: «Ну, здравствуй, настоящая жизнь!»

Журнал «Ролан» № 7 сентябрь 2012

Вернуться к перечню статей | Все номера