Город:
Москва
Город:
  • Москва
  • Волгоград
  • Рязань
  • Самара
  • Курск
  • Кострома
  • Щелково
Кинотеатр:
Выберите кинотеатр...
Кинотеатр:
  • Пять звезд на Павелецкой
  • Ролан
  • Пять звезд на Новокузнецкой
Сервис покупки билетов Покупка билетов

Журнал «Ролан» С первым днем весны!

Вас поздравляют создатели жизнеутверждающей комедии «Самоубийцы», выходящей в широкий прокат 1 марта. Все ужасы зимних съемок, кошмарные сны монтажа и озвучания остались позади. День стал прирастать, солнце — появляться чаще и задерживаться подольше. И вместе с первым днем весны наступил самый волнующий момент для любой съемочной группы — встреча со зрителями.

Егор Баранов, режиссер
— «Самоубийцы» — ваш первый фильм, он же и дипломный...
— Когда я показывал фильм «Самоубийцы» во ВГИКе, члены комиссии через двадцать минут сказали, что диплом у меня в кармане. Так получилось, что я защитился полнометражным фильмом. Началось все сложно и витиевато, с постановки спектакля во ВГИКе, после чего мой мастер Сергей Александрович Соловьев решил, что я готов к большим проектам. Когда продюсеры компании «Артодокс» попросили его порекомендовать молодого режиссера, он назвал меня. Сценарий Юрия Патренина зацепил в первую очередь своей идеей. Практически на первом этапе подключился к проекту Александр Стриженов, он, помимо всего прочего, привел многих актеров, которых мы хотели бы снимать. Мы понимали, что так или иначе у нас получится некий зимний бэкграунд, поэтому придумали соответствующие сцены. Начиналось все с камерного по своей истории полного метра, в процессе работы проект стал разрастаться. Появились сложные сцены, трюки, интересные локейшены — проект стал масштабным.

— Сценарий сильно изменился в процессе работы?
— Сократилось количество персонажей, ушли какие-то события. Главных героев сначала было двое, персонаж Оксаны Акиньшиной так сильно не фигурировал, но мне показалось, что в этом фильме должен быть треугольник. Он не любовный, но в данном случае это значения не имеет. И есть еще довольно много персонажей не самых центральных, но это важная часть «банды», без них истории бы не получилось. В сценарии осталось все то, что имеет отношение к исполнению желаний главных героев, и мы вместе с автором сценария и Александром Стриженовым пытались выжать из этой истории максимум юмора, экшена, аттракционов, острых ситуаций. Но главное, что было в сценарии изначально и что мы старались сохранить — это его дух. Позитив, идея клуба самоубийц — людей, которые находят друг друга и обретают в этом смысл жизни. Это с самого начала была жизнеутверждающая история, надеюсь, такой она и осталась...

— Говорят, вы актеров мучаете во время съемок.
— Не сказать, чтобы я специально любил издеваться над актерами, это происходит несознательно. У меня в душе сидит уверенность, что актер должен принести некую жертву, для того чтобы роль удалась. Драйв должен быть от процесса.

— В фильме есть музыка?
— В «Самоубийцах» у нас достаточно нестандартный саундтрек для российского кино. Когда я подставлял референсные композиции, то понял, что кино очень здорово смотрелось бы под музыку с отзвуком такого британского гаражного рока. Александр Стриженов привел музыкального продюсера Леонида Бурлакова, и он уже находил коллективы, которые могли с нами работать в таком ключе. В результате мы отказались от композитора как такового, с фильмом на ноутбуке я приходил в студию, и мы меняли уже готовые песни, музыка писалась прямо под изображение. Так было записано больше тридцати музыкальных кусков, которые сложились в саундтрек фильма. Для меня было принципиально, чтобы это было в основном англоязычное звучание, потому что так оно не мешает восприятию текста, а во-вторых, дает британское послевкусие, которое есть и в операторской работе, и в костюмах, хотелось добиться его и в музыке.

— Судя по фильму, на этом сходство с британской черной комедией заканчивается.
— Конечно, совсем другое кино и по жанру, и по тому, что там происходит. Мне кажется, нам удалось найти некую статическую составляющую, когда кино, с одной стороны, становится интернациональным, заимствуя правильный опыт Запада, а с другой — оно абсолютно из российской действительности и для российского зрителя в первую очередь.

Михаил Полицеймако, актер
— Обычно с весной связывают внутреннее обновление, какие-то свежие впечатления... Какие ассоциации возникают у вас?
— С весной у меня связано много положительных эмоций. Во-первых, у меня весной день рождения, поэтому для меня это не только «Международный женский день». Но восьмого марта у моей жены день рождения, поэтому — «все смешалось в доме Облонских». Хотя, конечно, весну в нашем климате любить сложно. И внутренне ее любить еще сложнее — все ждешь чего-то романтического, каких-то перемен. Вот сейчас все придет, все случится, а оно в итоге так и не приходит. С этой точки зрения весна — опасное время года. Но надо просто это понимать и верить в то, что будет и тепло, и хорошо, и радостно.

— И другие времена года — тоже будут, но это уже философия. А в чем философия фильма «Самоубийцы»?
— В том, что в жизни в самоубийство играть нельзя. Самоубийство — это грех большой. Играть с этим нельзя ни в коем случае.

— А кино снимать можно?
— Почему нет? В Америке вообще не задали бы этот вопрос, а у нас он возникает только потому, что это все чаще происходит в реальной жизни, рядом с нами. Есть гениальная пьеса Николая Эрдмана «Самоубийца» (1928), спектакли по ней ставятся до сих пор... Все зависит от подачи материала. Никто же на самом деле не верит, что герои в нашем фильме покончат с собой. Они пытаются, но как-то им все время не везет. У нас не было задачи сделать глубокий психологический анализ, это ситуационная комедия.

— У комедии своя мера условности. В зале мы смеемся над тем, что в жизни воспринимается только всерьез.
— По-настоящему нашим зрителям повезло гораздо больше, чем нам во время съемок. У них будет над чем посмеяться. Потому что там в каждом эпизоде — нестандартное решение ситуации и артисты, которых мало видели в подобных ипостасях. Я имею в виду Гошу Куценко, Марата Башарова, которые исполняют небольшие, но очень нетипичные для них роли.

— Такими зритель их еще точно не видел. Но ваш герой в финале тоже преподносит зрителям сюрприз.
— У меня-то как раз отрицательный персонаж, поэтому там все немного по-другому.
— Образ зарвавшегося чиновника однозначно удался. И прекрасно, что надежда на обновление есть даже для самых запущенных случаев. Собственно, весь фильм — об этом.

Виктор Супрун, актер
— От депрессии за всю жизнь у меня выработался только один рецепт — работа. Но он срабатывает вот уже много лет. Как ни странно, если это творческая работа, то в нее глубже залезаешь, если на душе кошки скребут. Когда все у тебя нормально и какой-то сериальчик — снялся и забыл, а если депрессия, и вдруг — работа, то тут начинается — читаешь, копаешь, режиссера тормошишь: «А вот почему я здесь так. А не лучше ли вот так...». Вникаешь. Если работы долго нет, то я ее выдумываю. Нет ничего в кино, начинаю чинить замки, унитазы, ремонтировать что-то в квартире. К счастью, я умею это делать, а по мелочи всегда что-то копится-копится, поэтому есть чем заняться. Недавно у меня умерла мама, это вызвало серьезную депрессию, и в кино был перерыв в работе, так я в доме все перечинил. Вот, как раз мама меня еще в детстве научила одному верному средству от дурных мыслей — надо набрать полные пригоршни холодной воды, умыться, а потом улыбнуться и посмотреть на небо. Тогда все будет хорошо. Особенно если улыбаться не только себе, но и людям.

Журнал «Ролан» № 2 март 2012

Вернуться к перечню статей | Все номера