Город:
Москва
Город:
  • Москва
  • Волгоград
  • Рязань
  • Самара
  • Курск
  • Кострома
  • Щелково
Кинотеатр:
Выберите кинотеатр...
Кинотеатр:
  • Пять звезд на Павелецкой
  • Ролан
  • Пять звезд на Новокузнецкой
Сервис покупки билетов Покупка билетов

Журнал «Ролан» За кулисами «Шапито-шоу»

— Очень важную роль в третьей части «Шапито-шоу» — «Уважение» — сыграл Петр Мамонов. Где вы еще, кроме «Пыли», работали с Мамоновым?
— Сразу после «Пыли» он позвал меня ставить спектакль «Мышь, мальчик Кай и Снежная королева».

— И вы там режиссер?
— Ну, можно так сказать. Это была совместная деятельность. В этом проекте он в нас, конечно, подразочаровался очень мощно (смеется). Потому что мы себе не представляли театральную конъ-юнктуру абсолютно. Как и что работает на сцене — вообще нельзя себе представить. Петр Николаевич очень сильно нам помог. Задача перед нами стояла сложная: нужно было сделать нечто очень минималистичное, чтобы как бы вообще ничего не было в принципе, но при этом чтобы это работало. В кино, кстати, подобная задача также часто возникает.

— Мамонова стало даже в каком-то смысле модно упрекать в том, что он создал некий конвертируемый образ (особенно после «Острова»), который транслирует на экране, и что никто не может с ним в этом смысле справиться...
— В каком смысле — «конвертируемый»?

— Такой выгодный образ, который люди легко усваивают, и что он на самом деле этим немножко играет, и что, по большому счету, ни один режиссер контролировать его в этом смысле не может. Вы, как автор фильма, чувствовали, что есть некое противостояние — того, что конкретно хотелось от него получить, и того, что он реально мог предоставить не только как актер, но и как фигура высокого публичного уровня?
— Понимаете, образ Мамонова — это продукт его длительного жизнетворчества, он создал этот персонаж полушута-полуубогого, гения и короля рок-н-ролла, и, конечно, за рамки этого персонажа он далеко не может выйти, да это и не имеет особого смысла, потому что вся его жизнь — это и есть творческий продукт, такой герой. Во время работы над «Шапито...» у нас на самом деле были конфликты, потому что мы придумали персонаж, который был близок к Мамонову, но был смещен немного в другую сторону. В результате чего Мамонов вообще не мог понять, что ему нужно делать, временами отказывался — не из вредности, а потому что понимал, что это лажа. Ее он вообще не может никак допустить, ему это физически неприятно, противно. Ну и вообще, ко всему творческому процессу, в который он включен, Мамонов относится очень серьезно: после каждого дубля он садится, отсматривает, отслушивает каждый дубль в наушниках (так вообще почти никто не делает), отслеживает все до мельчайших подробностей. Все это, конечно, очень сложно, но это не капризы, а желание, чтобы все было идеально. Бывает, он чувствует, что что-то не так, но не знает, как добиться идеала: он не хочет подводить ни нас, ни себя самого, а если он чувствует себя некомфортно в роли и в этой ситуации, будет искать решение до тех пор, пока его не найдет.

— А сына героя Мамонова вы создавали специально под реальную личность? Ведь у Мамонова есть сын, который окончил ВГИК, он и в жизни тоже такой?
— Нет, Ваня Мамонов немного другой... Кстати, он был оператором-постановщиком у нас на фильме. Есть несколько похожих черт, но все-таки этого персонажа, юношу из «Уважения», придумала Марина Потапова, ей он близок, она почему-то видит в нем себя... Интересно, что есть документальный фильм «Мамонов» Гриши Рябушева, где показана комната старшего сына Мамонова (оказывается, у него есть еще сын от первого брака) — она была точь-в-точь такая же, как комната сына героя Мамонова из нашего фильма, так же заваленная всяким хламом. И в ней живет похожий на нашего героя человек.

— Продюсеры не пытались уже после того, как фильм был готов, поставить вопрос о том, как его прокатывать, — поднимали вопрос о сокращении?
— Я сразу понял, что полуторачасового кино тут не получится. «Специалисты» по сокращению уверены, что сократить можно все что угодно и от этого фильм будет только лучше. Бывают такие случаи, но не всегда это работает. Я на всякий случай попробовал сделать более короткую версию, все равно вышло два часа двадцать минут — тоже не кинотеатральный вариант. Но в процессе резки все было ужасно: ты вынимаешь один кирпич, а падает целая стена. И вместо сооружения получается какая-то ерунда полуразвалившаяся, она поменьше, но смысла в ней никакого нет.

— Как насчет упрощения композиции? По сравнению с «Шапито-шоу» фильмы Иньярриту или Пола Томаса Андерсона кажутся почти примитивными по построению.
— Так было задумано еще на этапе создания сценария — четыре новеллы, которые объединены определенным образом. Мы придумали специальные пункты, где новеллы пересекались, — своеобразную матрицу. И истории должны были быть одинаковыми по структуре, даже слова должны повторяться иногда. Нам важно было это реализовать, потому что я понимал: должно сработать. Если отказаться от выбранного принципа, фильм сразу превращался в какую-то странную и не очень интересную мешанину. Музыкально-цирковая часть для фильма тоже очень важна.

— Вы имеете в виду зонги?
— И зонги, и номера в шапито. Мы сначала думали, что будет два варианта фильма — полный (он должен был со временем превратиться в сериал) и сокращенный. В сокращенном никаких Монро и Меркьюри не было. Но нас это не устраивало, потому что эти номера были метафорой всего действия. Поэтому мы увеличили хронометраж и смогли найти на это деньги.

— Как вообще нашлись деньги на «Шапито-шоу»?
— Сначала над фильмом работала компания «Миру мир», которую создал Мамонов. Она финансировала его вплоть до кризиса. Мы вышли далеко за рамки бюджета и никак не могли справиться с процессом. Потом фильм выкупила «Органик-филмз», которая продюсировала «О чем говорят мужчины». Она его дофинансировала и даже увеличила его бюджет.

— Государственные деньги вы пробовали привлечь?
— Пробовали, но ничего не получилось. Единственное, Фонд кино сейчас, на этапе проката, готов нам дать кредит (а не грант) на поддержку проката. Порядка шести миллионов рублей. Это тоже хорошо.

— В скольких копиях фильм вышел на экраны?
— Около 80.

— Желаем прокату успеха и уверяем: это шоу надо видеть! Это кино о каждом.

Журнал «Ролан» № 2 март 2012

Вернуться к перечню статей | Все номера