Город:
Москва
Город:
  • Москва
  • Волгоград
  • Рязань
  • Самара
  • Курск
  • Кострома
  • Щелково
Кинотеатр:
Выберите кинотеатр...
Кинотеатр:
  • Пять звезд на Павелецкой
  • Пять звезд на Новокузнецкой
Сервис покупки билетов Покупка билетов Подарочный сертификат Подарочный сертификат
Мы открываемся!

Как заявил глава жюри Венецианского фестиваля Даррен Аронофски, вручая Александру Сокурову «Золотого льва», есть фильмы, которые заставляют смеяться или плакать, а есть те, что меняют вашу жизнь. К этой категории он отнес «Фауста».

Сокуров воспринял награду как должное и сказал, что прошел большой путь к маленькой статуэтке «Золотого льва». Этот путь не был устлан розами: ранние фильмы режиссера запрещали на родине, а поздние, хоть и участвовали в конкурсах Канна и Берлина, не встретили адекватного признания. «Телец» и «Солнце» остались в свое время без наград, «Молох» получил только приз за сценарий, но вот теперь успех «Фауста» восстановил справедливость и вписал в современную классику целиком всю сокуровскую «тетралогию власти». Кроме личной победы была и наша общая. Она засвидетельствовала, что российская кинематография — при всех трудностях ее развития — остается одной из главных в мире. Помимо «Золотого льва» «Фауст» был награжден двумя неофициальными наградами — католического жюри SIGNIS и Future Film Festival Digital Award.

«Фауст» — самый амбициозный из проектов, связанных с литературой, и это, разумеется, не буквальная экранизация, а «прочтение между строк», причем прочтение на родном Гете немецком языке. Сценарий Юрия Арабова включает в себя массив остроумных и отточенных диалогов, льющихся с экрана подобно горному водопаду. При этом они нисколько не забивают мощное изобразительное решение — монохромное, с вкраплениями художественного цвета, с пейзажами, словно проросшими из живописи немецких романтиков, и женскими и мужскими портретами в стиле Дюрера, Кранаха и Рембрандта. Снимал кино оператор Брюно Дельбоннель, известный по фильмам «Амели», «Гарри Поттер и Принц-полукровка» и ныне работающий с Тимом Бертоном.

Сокуров всегда любил экстравагантные костюмы и сложный грим (вспомним его «Скорбное бесчувствие» и «Тельца»), но здесь, работая с реально большим бюджетом, он впервые использовал спецэффекты в почти голливудском смысле — например, в сцене с выращенным в колбе гомункулусом. Однако режиссер не соблазнился возможностью пригласить звезд: лица в кадре, за исключением снявшейся в эпизоде Ханны Шигуллы, международной публике неизвестны. Все эти лица очень немецкие, за исключением одного: дьявол не имеет националь — ности, и Мефистофеля-ростовщика с носом, хвостиком и без половых признаков играет Антон Адасинский. Это не столько дьявол во плоти, сколько образ низменного бытового зла.

Германское происхождение темы и стиля отыграно и в общекуль — турном контексте фильма, и в кинематографическом. В нем появляется персонаж по фамилии Вагнер как индикатор немецкого мифа, атмосфера многих сцен насыщена клаустрофобией экспрессионизма, а финал разыгрывается в метафорическом аду, снятом в Исландии, среди скал и гейзеров, — он явно ассоциируется с нацистской эстетикой «горных фильмов». «Фауст» абсолютно логично завершает «тетралогию власти» Сокурова, начатую 12 лет назад «Молохом», где, по сути дела, дана реальная, а не метафорическая развязка того исторического, религиозного и культурного сюжета, который завязан в «Фаусте».

Перед нами — история отношений человека с дьяволом. «Двадцатый век вполне может стать веком исчезновения или, по крайней мере, резкого падения популярности, а возможно, и полной метаморфозы ада», — писал в 1974 году исследователь этой темы Роже Кайуа, вдохновленный идеями экуменического христианства. Однако вывод, вызывавший сомнение даже в эпоху сравнительного затишья злых сил, явно непригоден сегодня, так что экскурс Сокурова в адскую кухню, разожженную на кострах XVI века и исправно функционировавшую в Европе четыре столетия, вполне актуален. Именно оттуда ведет свое происхождение шокирующее начало фильма, словно срисованное с работ художника Жака де Гейна, где потрошат трупы, поджаривают человечину и высасывают кровь из людей. Все это или подобное этому происходит в «творческой лаборатории» Фауста еще до того, как является дьявол собственной персоной. Мотивом безобразий оказывается жажда познания, стремление рассекретить божественную загадку жизни, неутолимая тяга к эксперименту — будь то в науке, искусстве или политике. Дерзания рационального атеистического духа, обожествление индивидуальной воли и власти ведут к самой радикальной концепции сверхчеловека, к выведению гомункулусов в виде отдельных экземпляров и целых народов, к манипуляции огромными массами, к торжеству нового варварства.

В классическом варианте эпохи Просвещения эти мотивы олицетворяет доктор Фауст, в модернистском немецком — доктор Фаустус Томаса Манна и Мефисто Клауса Манна, в модернистском российском — Ленин, герой «Тельца». Русские, кстати, появляются в немецкоязычном фильме Сокурова на главной европейской трассе по дороге в Париж, сдуру затаскивают в свою повозку Фауста с Мефистофелем, а потом выкидывают: так испокон веков поступает Россия с шальными западными идейками.

Это не единственный эпизод, который вносит в сумрачный, зловонный мир фильма, живописующего Европу на заре современной цивилизации, интеллектуальный юмор, который к финалу превращается в жесткий сарказм. Другим противовесом могла бы служить эротика, однако сцена неудовлетворительного совокупления с Маргаритой лишь подчеркивает неисправимость Фауста, чью «жажду познания» не может утолить какое-то там конкретное женское тело.

Глубоким пессимизмом проникнуты финальные эпизоды фильма, где Фауст — довольно крепкий детина в исполнении Йоханнеса Цайлера, — презрев условия подписанной кровью сделки, закидывает горными валунами жалкого Мефистофеля, годного разве что для роли сводни. И уже самостоятельно, не нуждаясь ни в искушениях, ни в рефлексиях, шествует «дальше, дальше, дальше» по пути зла, превращенного в современную, хорошо оборудованную «режиссерами душ» XXI века автотрассу.

Журнал «Ролан» № 1 февраль 2012 Автор: Андрей Плахов

Вернуться к перечню статей | Все номера